Они побеждают свой недуг,
Они танцуют, рисуют, поют.
Умеют жить и они живут.
Умеют петь и они поют.

И нет на свете добрее людей,
Они понимают сердцем других,
Они на колясках танцуют, поют,
Но не все понимают их.

Мы – люди и, значит, мы все от Бога
И жизнь нам дана всего одна,
И надо для жизни совсем немного:
Понимания и добра!

В лодке жизни в даль поплыли
Вместе на века,
Незаметно синь укрыли
Грозно облака.

И лодчонку раскачало
На волнах судьбы.
Оторвало от причала…
Ни к чему мольбы.

Закружило щепкой малой –
Нет пути домой,
Все теперь начать сначала
Предстоит одной.

С прошлым нить порвать не просто,
Горечь на губах,
Но крылом весла не поздно
Сделать первый взмах.

lodka

Блестели наконечниками копья,
Щиты червленые равняли строй.
И облаков мерцающие хлопья
Куда — то ветры гнали стороной.

Стояли люди преклонив колена.
Молитвою просторы окрыля.
Которую светло и вдохновенно
Творил игумен, выйдя к ним в поля.

В славянском небе разглядев истоки
Спасенья веры и родной земли,
Он перед князем ладным и высоким
Вдруг что — то в зыбкой подобрал пыли.

То камень был... Породы твердой камень.
Его возвысив, как из ножен сталь,
И стиснув всемогущими руками,
Изрек игумен: «Княже, камнем встань! ..»

Слова застыли, как набат в тумане,
А путь — дорога к Дону пролегла.
У каждого дружинника в кармане
Была крупица Божьего тепла.

Раздали камень, что вручил игумен
И что зажжет победные костры...
В великом ликовании гуле
О нем забыли даже гусляры.

А в поле синь на инее прогорклом,
А в поле дождь звенит, как тетива.
И кажется, мелькнула за пригорком
В шеломе с гребнем чья — то голова.

Прозреть в молитвах при лампадном свете.
Потерянную совесть обрести,
Чтоб с Богом разговаривали дети.
Из кельи старец к миру выходил
И, опираясь на могучий посох,
Не обвинял и даже не судил,
В своих печалях, думах и расспросах,
Был май цветущим торжеством весны,
Молился Сергий, распрямляя плечи...
Вдруг деву бездыханную внесли,
И в келье тут же потускнели свечи.
Казалось, не поднять ей головы.
Но сжег игумен, что пошили.
И на лету средь скошенной травы,
Надевши крестик, деву положили.
Он в Радонежье намолил места,
Что обрели живительные силы.
И, может, в полночь белая звезда
В лесу украла деву от могилы.
И в день воскресный к храму на пути
Она пугалась любопытной свиты...
Но чудотворный крестик на груди
Не растерял дыхание молитвы.

Из темной бездны выплывет звезда,
И задохнется тишина от жженья.
Я с космосом встречаюсь иногда
В минуты неземного напряженья.
Чем небо может вдруг приворожить,
Как встанут звезды, так и будешь жить,
И ничего уже не передать.
Своей судьбы составлю гороскоп
У знатного астролога и вскоре
Я разгадаю знак высоких троп,
Волнующих бессмертие людское.
Жизнь — без начала, значит — нет конца,
И прошлое в грядущем повторится.
И тот, кто здесь не понимал Отца,
С ним где-то Там в сознании сроднится.
Как хлеб насущный, истина проста
Она вобрала Дух на расстоянье.
И новая рождается звезда
В слиянье душ, в космическом сиянье.
Звезду хотелось близкую найти
Среди крестов отеческих,что свергли...
Меня окликнул преподобный Сергий.
И снег успел растаять на пути.

Страница 459 из 490