Магический круг одиночества,
Ты - выше любого пророчества.
О, как разорвать цепь тяжёлых оков,
Найти двуединства простую любовь?

Но мёртвой петлёю сжимается круг,
И я не надеюсь на вечное «вдруг».
Как выйти из мёртвого круга на твердь?
Чтоб сердцу опять захотелось запеть?

Но зыбкою почвою под ногой
Вращается круга параметр злой,
Вращается круг, я бегу, но стою,
И песни о новой любви не пою.

Есть слово болгарское – «грешка»,
А значит всё это - ошибка.
Я жизнь проживала не в спешке,
Ошибок не сделала шибко.

Но всё-таки есть и ошибки
В моей незавидной судьбе.
И первая, это - улыбка,
Та, что не досталась тебе.

Ты ждал, что я первая выйду,
И встречу тебя на пути,
Но горькая злая обида
К тебе не дала подойти.

И было так "грешек" немного,
Но жизнь перечёркнута всё ж,
Поэтому жизни дорога
Не пройдена, так, как моглось.

Сейчас я сижу и без спешки
Мудрую над новым стихом.
Хочу, чтоб та малая "грешка"
Не сделалась большим грехом!

К повести "О короткой жизни Миши Гринина", который погиб от руки шофёра-вора, левака, убившего ночью половину класса выпускников, ехавшего на огромной скорости, не думая ни о чём кроме прибыли, скрываясь от милиции. У меня хранится вырезка об этом случае из "Комсомольской правды" за I969 год.

А юноша поэтом был
И одноклассницу любил.
Любовь взаимною была,
И у обоих два крыла

От чувства сильного такого
Росли за худенькой спиною.
Они мечтали о семье,
Они о Родине мечтали,

Друг друга видели во сне,
Они во снах ещё летали!
Он говорил ей: Ты и я,
И пять детей одна семь-я.

Как здорово на свете жить,
Любить, бороться и дружить.
…Но злой, крутой рубля оскал
Их жизнь на взлёте оборвал!

Июльский зной, жара, дожди,
Всё, как обычно летом,
Но скоро август впереди
Наполнит небо светом.

Наполнит шорохом ветров,
Искристым звездопадом,
Полынным запахом костров,
Всё будет, так как надо.

Мне упадёт в ладонь звезда,
Луна заденет рогом.
Гудком вечерним поезда
Нас позовут в дорогу:

К равнинам, рекам и горам,
Под звёздный купол неба.
И эта летняя пора
Зовёт туда, где не был.

И сердце бьётся в такт громам,
Их летним перекатам,
Зовёт навстречу всем ветрам,
Как расщепленный атом

Готово грудь мою взорвать,
Бежать навстречу ветру,
Лететь, бежать, нестись и мчать,
Поверив в километры!

На редкость тёплая зима
Пришла, ещё вчера пуржило,
И словно зимушка сама вдруг отступила.
Ещё вчеpa кружился снег,
И чудо было,
Деревья спрятанные в мех
Снеговой, как-будто мыло.
Намылив крыши и кусты,
Оставив пену,
Такую белую! Мосты
И стены -
Всё в мыльной пене снеговой,
Вce утонуло.
А нынче дождик, как весной
Идти надумал.
Он пену смыл и растопил
Стекло асфальта.
Он моросил и моросил,
Играл на альте
Взмывающих вверх проводов,
На кронах сосен,
А вот сейчас из облаков
Лить бросил.
На редкость теплая зима –
Декабрь плачет,
Как-будто Зимушка сама
Свой норов прячет!

Страница 371 из 389