...кто умножает познания, умножает скорбь.
(
«Экклезиаст», царь Соломон)

Колют душу нам стрелы потерь,
Под обстрелом взрослеем быстрей.
В тишине разбежавшихся комнат,
Кадры жизни предметы напомнят.

Так подросткам в угаре амбиций
С наказанием трудно мириться.
Его корни уходят в любовь –
Понимаем, пройдя через скорбь.

Желанным кораблем пришвартовала ночь,
Заботы-волны откатились прочь.
Врата отверзлись — рая и земли.
«Христос Воскресе!» - голоса несли,
Сливаясь повсеместно в стройный хор.
Полночный отразили звезд узор
Огни свечей. Под благовест вошли,
И не кончалось торжество души.
На травы белым шелком лег туман.
Взлетев над храмом, Божий ангел сам,
Стихарю, ослепляя мглу-черницу,
Молящихся, благословил десницей.
Отрадно было в этот час святой
Тропарь пасхальный вместе петь с тобой.

Безмолвье нашу встречу осенит,
Иглой волнения пронзая воздух зала.
Носить непонимания гранит,
Как странница котомку, я устала.

И чувствую: душа твоя болит.
Пути по карте гордости мы ищем.
За мною следом ветер-проводник
Однообразную мелодию просвищет.

Укроет ночь усадьбу на Тверской,
И небо звездное для всех раскинет сети...
ОН в вышине, смотря на нас с тобой,
вздохнет:

«О, как же неразумны ныне дети»…

А дождь, упавший с неба, окна лижет,
Как глянцевые переплёты книжек
Они блестят. Дождь к своду не вернётся.
С листом опавшим ветка не сольётся.

Слова летят - попробуй их поймай!
Из буквенных слагающихся стай,
Одни напоминают лебедей,
Другие — жадных воронов черней.

Листья летящие, как стая птиц.
Хмурое небо, смотрящее ниц.
И машин лабиринты на Бронной.
Город в тумане — сонный.

Словно на книгу смотрю на него –
Тушью различной водило перо:
Век восемнадцатый — синевой,
Век девятнадцатый - золотой,

Двадцатый -......................
крови невинной краски черны.

Цветом каким напечатаем мы?

Страница 411 из 460