Там,где нынче ромашки, татарник, осот -
В землю падал за взводом шагающий взвод.
Это было ль взаправду, это было ль_восне,..
Не любил мой отец вспоминать о воине.

Не дошел мой отец до победы в Берлине,
Воевал под Великими Луками, Ржевом, Смоленском,
Ранен был тяжело и контужен он сильно,
И запомнил последнее - Сопка Виленская.

Он запомнил багрового неба пожарище,
На кровавом закате - все вороны,вороны,
Уже не было рядом любимых товарищей,
С кем в атаку ходили, делили все поровну.

Отгремела война, больше полустолетья
Пролетели над миром, a в глазах тот же бой.
… Был почти истреблен их 403-й
Полк yчебный, веселый и молодой.

Это было ль взапрвду, это было ль во сне.
... Не любил мой отец вспоминать о войне…

Для меня Есенин –
Ясный день весенний,
Плещутся берёзы в синеве небес,
Перезвон осиновый,
Воздух - синий-синий,
В синем половодье - затонувший лес.

Ласковое солнце
Капельками мёда
Растеклось, растаяло там в березняке,
И густыми каплями
Падает на воду,
Словно тает,тает в тёплом молоке.

Для меня - Есенин -
Пряно пахнет сеном,
У костра высокого - песни косарей,
За рекой далёкой
С омутом глубоким -
Длинные, тревожные крики журавлей.

Шумное застолье,
Настешь - окна, двери,
Бродит по дорогам старый добрый Спас.
В августовском небе -
Облака, как перья,
Пахнет жарким клевером хмельный перепляс.

Для меня - Есенин -
Хмурый дол осенний,
Запах мокрой хвои, серые стога,
Да берёзы-свечки
Над слюдою речки
Лихо задувает ветер-хулиган.

И с небесной кручи
Бьёт крылом летучим,
Треплет серый ситец северных небес,
Обнимает буйно
Монахиню-тучу,
Соловьиным посвистом пригибая лес.

Бабушкины сказки,
Печь во сне бормочет,
Кот - клубком на лавке, крынки молока,
Звёзды осыпаются
Пылью на салазки,
Радость первых строчек, полного глотка.

Сама покупает себе цветы,
Идёт по двору замешканно,
Ей некого просто назвать на "ты",
Она - одинокая женщина, она - одинокая женщина.

Когда наступает вовсю весна,
Вовсю соловьи стараются,
Она проводит ночи без сна
И слабо всем улыбается.

Но было ведь в жизни совсем не так,
Но было ведь всё обещанно,
Но выпал ей решкой простой пятак,
Она - одинокая женщина, она - одинокая женщина.

Живёт словно боль не горит внутри,
Всплакнёт иногда в подушку,
Отводит глаза при встрече других,
Но ходит к счастливым подружкам.

Но как однажды озарено
Бывает лицо надеждою,
Когда пригласят её вдруг в кино,
Её - одинокую женщину, её - одинокую женщину!

Из Золушки вдруг превратиься дано
В принцессу, и сердцу так тесно,
И долго горит ночное окно,
Её назовут невестою.

Но вот наступает другая весна,
Прошло, всё, что было обещанно,
И снова терзает подушку без сна -
Она - одинокая женщина, она - одинокая женщина.

Но ты не гаси огонёк мечты
И верь в то, что всё изменится,
И новой весной встретишь друга ты -
Моя одинокая женщина, моя одинокая женщина!

Над городом летели журавли,
Их было видно из любого места.
И вслед рукой махала им с земли,
На холм взобравшись юная невеста.

Она махала белым рукавом,
Потом фатой вуалевой с головки,
Как будто бы просила их о чём,
И было нам немножечко неловко.

Она с холма махала им рукой
Наивно и по-детски удивленно
А бело-серый журавлиный строй
Летел вперёд немного отстранённо.

И вдруг один из дальних журавлей
Ей прокурлыкал, как бы на прощанье,
Как-будто обращался только к ней.
…Мы замерли в торжественном молчаньи.

Страница 473 из 490